Феодора Георгиевна Дроворуб

 

 

 

 

     Вначале было слово…

     Из первых 19 семей, приехавших в село Свердлово (Аджалык), значились поселенцы Проданаки. Впоследствии образовалась многочисленная династия.

   Дедушка мой, Проданаки Константин Васильевич, был женат на Марии Васильевне, родившей ему 12 детей. Одно время дедушка служил старостой в Свердловской церкви. Его фамилия была записана на доске, где значились все служители храма. К сожалению, во время ремонта храма доска исчезла. Похоронен дедушка на кладбище рядом с храмом. Печально, но место могилы мы не знаем.

     В книге Н. А. Калмакана « Малобуялыкские греки на Одесщине –200 лет»,  нахожу записи на стр.331, что Проданаки К. А. был свидетелем при бракосочетании односельчан.

    Мой отец, Проданаки Георгий Константинович, родился в 1894 г.,5 января, был женат на гречанке Жековой Анастасии Георгиевне ( родилась 20 марта 1902 г.), 31 марта 1921 г. в семье родился старший сын, и, как положено у греков, первенца назвали в честь деда – Константином. 3 января 1923 г. родилась сестра Мария, в 1926 г. 19 сентября родился брат Петр, а в 1930 году 11 апреля родилась я – Феодора. Нарекли меня в честь бабушки по материнской линии.

     По рассказам родителей мы знали, что до 1917 года все односельчане жили зажиточно. А потом…

     Начались репрессии, голод. В 1933 году моя бабушка Феодора умерла от голода. Моя мать всю жизнь себя корила, что не смогла уберечь ее от смерти. В 1937 году семья выехала в Одессу в поисках лучшей жизни, заработка, чтобы не погибнуть от голода…

   Отец долго искал работу, жили в разных местах. Наконец повезло, отцу предложили работу в общежитии техникума в должности коменданта. Но исполнял он все работы: дворника, рабочего, возил директора на дрожках.

  Мать убирала комнаты, стирала белье. Все дети помогали. Мы были благодарны Богу и судьбе, что нам представился случай жить в прекрасном особняке на 2-й станции Большого Фонтана, где нашей семье выделили две комнаты.

   Мы все окрепли физически и материально. В 1938 г. я пошла в 1-й класс. В 1940 году брата Костю призвали в армию. Служил на границе с Польшей в Западной Украине. Когда началась война, его часть с первых дней войны попала под шквал обстрела. Многие ребята погибли. Я уже писала о том, что он попал в плен, бежал из плена трижды. Когда он вернулся домой без ноги, то я увидела его спину, всю в рубцах, и тогда он рассказал о том, что немецкие овчарки его рвали на части. Как он остался в живых, он и сам удивлялся.

   Наверное, от судьбы не уйдешь…

   Наша семья во время войны оставалась в Одессе…

После приказа военного руководства об оставлении Одессы, директор техникума обязал отца срочно готовиться к эвакуации вместе со студентами, ведь многие не смогли выехать к родителям.

Мы собрали свои нехитрые пожитки и направились в порт, где отходил последний теплоход. Народу собралось на пристани видимо-невидимо. Практически, попасть на него невозможно было. И, наверное, нам суждено было еще пожить, ибо мы увидели воочию, как тонул теплоход, только-только отошедший от берега. Немцы стали бомбить по гражданскому теплоходу. Некоторые доплыли до берега, многие утонули. На это было страшно смотреть. Отец обнял нас и сказал : « Идемте домой, что людям, то и нам ».

     Вся семья, кроме Кости, была в оккупации. Первые месяцы оккупации были ужасные, шли аресты, на Куликовом поле установили виселицы.

   Сестра моя Мария была комсомолкой, и ей приходилось раз в месяц отмечаться в комендатуре. Мы так и не узнали, кто даже на нее донес. Брат мой Петр всю оккупацию отсидел в тюрьме. Ему было всего 15 лет, и поэтому его не расстреляли. А угодил он туда по  детской глупости, Спрятал в доме на шкафу пистолет ржавый. Когда наши войска отступали, то валялось этого добра всюду. Ну, он и спрятал. Румыны делали обыск и нашли. Его тут же забрали и обращались с ним, как с партизаном. Спасло его то, что он был несовершеннолетний, да и пистолет был ржавый и не заряжен.

Отпустили его ночью в 1944 г. в марте, когда город передавался немцам. Пожалели, что он еще ребенок.

     Мама моя ездила по деревням, меняла вещи на кукурузу и продукты. Опять стала проблема – выжить.

     Постепенно жизнь налаживалась, открылись школы,  и я стала посещать занятия.

     Если для наших родителей было смерти подобно  закрытие церкви и отречение от веры, то для нас было новшеством введение Закона Божьего в план занятий и обязательное посещение храма по воскресеньям.

     Другое восприятие, другое поколение, хотя у нас в доме всегда были иконы и родители молились Богу перед едой и на ночь.

     Бедные мои родители, привить нам такую веру  в Бога им не удалось.

Пионерия, комсомол, окончание учетно-кредитного техникума, работа в госбанке, занятия в вечернем институте.

Вышла замуж в 1950 году за красивого лейтенанта Дроворуба Валентина. Он тоже был в оккупации и в свои 13 лет уже помогал партизанам группы

Донского.

      Несмотря на все перемены жизни, мы были воспитаны в патриотическом духе и любили свою Родину, где родились, где получили образование и где продолжали жить.

     Я родила двух прекрасных сыновей, Сережу в 1952 г. и Юру в 1965.

     Сергей окончил Ленинградское высшее военное училище. Юрий закончил в 1990 г. Одесский мединститут. Оба моих сына занимались отлично. Мы с отцом получали благодарности за воспитание сыновей.

     Казалось, живи и радуйся, но судьба распорядилась жестоко со мной.

     В 1992 году в 29 лет Юрий умер на руках своей жены, оставив годовалую дочурку. Жена его тоже врач. Воспитывает сама нашу Валерию, которой сейчас 16 лет. Спустя 2 года ушел из жизни мой супруг:два инфаркта, он не смог пережить смерть сына.

Я оказалась живучей, и, как говорят, железной…

А совсем недавно,12 ноября 2003 г., трагически погиб мой старший сынок – Сергей. Автокатастрофа. Казалось, земля ушла у меня из-под ног…

   Опекает меня дочь Сергея Бурсак Елена, она член  общины, учила греческий язык, но не сдала экзамена – замуж вышла. Я уже прабабушка, жизнь продолжается.

   Прошу у Бога прощения за грехи мои вольные и невольные. Хотя никак не могу понять, почему так трагично сложилась жизнь у меня. Я всю жизнь старалась помогать людям и делать добро.

    Это известный вопрос – почему?

    Детей своих крестила в с. Усатово. Юрия крестил, венчал и отпевал отец Василий Мултых. Рассматриваю фотографии своих родных и близких – родителей, братьев, сестры, венчание Юрия, фото внучки Елены, правнучки Виолетты и понимаю, что моя история – судьба обыкновенной семьи из села Свердлово.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Исповедь